Блог anonymoff

Регистрация

Календарь

<< Март 2013  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Теги

???  жизнь  интернет  мое  юмор 

На странице

RSS - подписка

Блог Гражданина Анонимова (БГА)

Почему все стремятся быть на высоте, там же кислорода мало... Бесплатный Онлайн Сервис

Ибо

думал он, что можно все, все можно изменить, жизнь свою, можно, и дальше идти, не в спотыкаясь, об то, что не укладывается да и укладывать, это и не нужны было, было нужно уложили, и перекладывать незачем, ибо лежит же уже хотя и коробило, переложить бы надо, по своему свое оно ближе, хотя и не правильно, чуть лучше лежит, лежит и лежит, трогать не к чему хотя и хочется….

Теги: мое

ВОЛЬГА И МИКУЛА СЕЛЯНИНОВИЧ

Когда воссияло солнце красное На тое ли на небушко на ясное, Тогда зарождался молодой Вольга, Молодой Вольга Святославович. Как стал тут Вольга растеть-матереть, Похотелося Вольге много мудрости: Щукой-рыбою ходить ему в глубоких морях, Птицей-соколом летать ему под оболока, Серым волком рыскать да по чистыим полям. Уходили все рыбы во синий моря, Улетали все птицы за оболока, Ускакали все звери во темный леса. Как стал тут Вольга растеть-матереть, Собирал себе дружинушку хоробрую: Тридцать молодцов да без единого, А сам-то был Вольга во тридцатыих. Собирал себе жеребчиков темно-кариих, Темно-кариих жеребчиков нелегченыих (Нелегчёный — нескопленный, от слова "легчить" - холостить, скопить). Вот посели на добрых коней, поехали, Поехали к городам да за получкою. Повыехали в раздольице чисто поле, Услыхали во чистом поле оратая (Оратай — пахарь, орать — пахать), Как орет в поле оратай, посвистывает, Сошка у оратая поскрипливает, Омешики (Омешик- сошник, заостренный конец сохп) по камешкам почиркивают. Ехали-то день ведь с утра до вечера, Не могли до оратая доехати. Они ехали да ведь и другой день, Другой день ведь с утра до вечера, Не могли до оратая доехати. Как орет в поле оратай, посвистывает, Сошка у оратая поскрипливает, А омешки по камешкам почиркивают. Тут ехали они третий день, А третий день еще до пабедья (Пабедье — время, близкое к полудню). А наехали в чистом поле оратая. Как орет в поле оратай, посвистывает, А бороздочки он да пометывает, А пенья-коренья вывертывает, А большие-то каменья в борозду валит. У оратая кобыла соловая, Гужики у нее да шелковые, Сошка у оратая кленовая, Омешки на сошке булатные, Присошичек у сошки серебряный, А рогачик-то у сошки красна золота. А у оратая кудри качаются, Что не скачен ли жемчуг рассыпаются. У оратая глаза да ясна сокола, А брови у него да черна соболя. У оратая сапожки зелен сафьян: Вот шилом пяты, носы востры, Вот под пяту-пяту воробей пролетит, Около носа хоть яйцо прокати. У оратая шляпа пуховая, А кафтанчик у него черна бархата. Говорит-то Вольга таковы слова: - Божья помочь тебе, оратай-оратаюшко! Орать, да пахать, да крестьяновати, А бороздки тебе да пометывати, А пенья-коренья вывертывати, А большие-то каменья в борозду валить! — Говорит оратай таковы слова: — Поди-ка ты, Вольга Святославович! Мне-ка надобно божья помочь крестьяновати. А куда ты, Вольга, едешь, куда путь держишь?— Тут проговорил Вольга Святославович: - Как пожаловал меня да родной дядюшка: Родной дядюшка да крестный батюшка, Ласковый Владимир стольно-киевский, Тремя ли городами со крестьянами: Первым городом Курцовцем, Другим городом Ореховцем, Третьим городом Крестьяновцем. Теперь еду к городам да за получкою. Тут проговорил оратай-оратаюшко: — Ай же ты, Вольга Святославович! Там живут-то мужички да все разбойнички, Они подрубят-то сляги (Сляги — жердь, тонкое бревно) калиновы Да потопят тебя в реке да во Смородине! Я недавно там был в городе, третьего дни, Закупил я соли цело три меха, Каждый мех-то был ведь по сту пуд, А сам я сидел-то сорок пуд, А тут стали мужички с меня грошей просить, Я им стал-то им грошей делить, А грошей-то стало мало ставиться, Мужичков-то ведь больше ставится. Потом стал-то я их ведь отталкивать, Стал отталкивать да кулаком грозить. Положил тут их я ведь до тысячи: Который стоя стоит, тот сидя сидит, Который сидя сидит, тот и лежа лежит.— Тут проговорил ведь Вольга Святославович: — Ай же ты, оратай-оратаюшко! Ты поедем-ко со мной во товарищах? А тут ли оратай-оратаюшко Гужики шелковые повыстегнул, Кобылу из сошки повывернул. Они сели на добрых коней, поехали. Как хвост-то у ней расстилается, А грива-то у нее да завивается. У оратая кобыла ступью пошла (Ступью пошла — пошла тихим шагом), А Вольгин конь да ведь поскакивает. У оратая кобыла грудью пошла (Грудью пошла — тихой рысью) , А Вольгин конь да оставается. Говорит оратай таковы слова: — Я оставил сошку во бороздочке Не для-ради прохожего-проезжего: Маломощный-то наедет — взять нечего, А богатый-то наедет — не позарится, — А для-ради мужичка да деревенщины. Как бы сошку из земельки повыдернути, Из омешиков бы земельку повытряхнути Да бросить сошку за ракитов куст. Тут ведь Вольга Святославович Посылает он дружинушку хоробрую, Пять молодцов да ведь могучиих, Как бы сошку из земли да повыдернули, Из омешиков земельку повытряхнули, Бросили бы сошку за ракитов куст. Приезжает дружинушка хоробрая, Пять молодцов да ведь могучиих, Ко той ли ко сошке кленовенькой. Они сошку за обжи (Обжи — оглобли у сохи) вокруг вертят, А не могут сошки из земли поднять, Из омешиков земельки повытряхнуть, Бросить сошки за ракитов куст. Тут молодой Вольга Святославович Посылает от дружинушку хоробрую Целыим он ведь десяточком. Они сошку за обжи вокруг вертят, А не могут сошки из земли выдернуть, Из омешиков земельки повытряхнуть. Бросить сошки за ракитов куст. И тут ведь Вольга Святославович Посылает всю свою дружинушку хоробрую, Чтобы сошку из земли повыдернули, Из омешиков земельку повытряхнули, Бросили бы сошку за ракитов куст. Они сошку за обжи вокруг вертят, А не могут сошки из земли повыдерпуть, Из омешиков земельки повытряхнуть, Бросить сошки за ракитов куст. Тут оратай-оратаюшко На своей ли кобыле соловенькой Приехал ко сошке кленовенькой. Он брал-то ведь сошку одной рукой, Сошку из земли он повыдернул, Из омешиков земельку повытряхнул, Бросил сошку за ракитов куст. А тут сели на добрых коней, поехали. Как хвост-то у ней расстилается, А грива-то у ней да завивается. У оратая кобыла ступью пошла, А Вольгин конь да ведь поскакивает. У оратая кобыла грудью пошла, А Вольгин конь да оставается. Тут Вольга стал да он покрикивать, Колпаком он стал да ведь помахивать: — Ты постой-ко ведь, оратай-оратаюшко! Как бы этая кобыла коньком бы была, За этую кобылу пятьсот бы дали,— Тут проговорил оратай-оратаюшко: — Ай же глупый ты, Вольга Святославович! Я купил эту кобылу жеребеночком, Жеребеночком да из-под матушки, Заплатил за кобылу пятьсот рублей. Как бы этая кобыла коньком бы была, За эту кобылу цены не было бы.  Тут проговорит Вольга Святославович; — Ай же ты, оратай-оратаюшко! Как-то тебя да именем зовут, Нарекают тебя да по отечеству? — Тут проговорил оратай-оратаюшко: — Ай же ты, Вольга Святославович! Я как ржи-то напашу да во скирды сложу, Я во скирды сложу да домой выволочу, Домой выволочу да дома вымолочу, А я пива наварю да мужичков напою, А тут станут мужички меня похваливати: "Молодой Микула Селянинович!"…

Теги: жизнь

Сказка

Жила была небольшая планета. Она конечно считалась большой и носила слишком громкое для нее название. И все же, это была маленькая, но живая, светлая и интересная планета. Жителей на той планете было не так много, но планета отличалась редким гостеприимством — разные сущности слетались на нее со своих ближних и даже дальних галактик пообщаться. Здесь они пытались стать людьми. Планета расцветала. Слава о ней разошлась далеко за пределы галактик, на огонек слетались разные представители параллельных миров: зеленые, цветные, розовые, красные и даже черные. Здесь они имели шанс стать светлыми, то есть — человеком. Они конечно приносили на планету свое видение и расцвечивали ее всевозможными всполохами. Но это было разноцветно. Даже кидание какашками — древняя человеческая забава не наносила никому особого вреда, только пачкала одежды разными оттенками: от цыплячьего, до темно коричневого. Но все плохое, как и вообще все в этом мире — случается неожиданно. Совершенно случайно на планету попал вирус серости. Как и положено вирусам, сначала он находился в анабиозе, лежал себе тихонечко, помалкивал до поры до времени… Но, как то у планеты ослаб иммунитет и вирус активировался. Он внедрялся в организм человека и поражал его самое слабое место: у кого речевой аппарат, у кого двигательный, у кого другое. Самое страшное, когда он парализовывал мозг.Люди конечно разные и иммунитет тоже. Некоторым вирус нанес непоправимый вред, некоторые же отделались легким испугом. Серость - погибшая цивилизация. Давным давно, они тоже были нормальными людьми, пока создатель за что-то не ампутировал им душу. Тело скучает о душе, поэтому они придумали заменить душу — умом. А ум изворотлив, он придумал многие вещи обесценивающие все кроме ума. Одно из его величайших изобретений — искусственный интеллект, но ум знает, что тело отвергает все искусственное и подменил многие понятия — искусственный интеллект, например назвал красивым словом: «разум». Даже глупое тело поверило. Хоть и погибло, даже ум шуганулся. Но он адаптивный, куда угодно приспособляемый. Ему подходит любая питательная среда. Он быстро растет, только не вглубь, как задумано Творцом, а вверх и вширь, как удобно ему, вытесняя все другое и даже питаясь им. Он таки сумел победить свое тело. Поэтому пришлось ему искать новое. Ум раскидал споры по всем известным галактикам и стал ждать. И ему невероятно повезло. На планете живут разные люди, не все помнили зачем они здесь, и вирус легко проник в их сознание и тела. Некоторые даже обрадовались внедренному вирусу серости, ведь он давал многие блага, например избавлял от страха. Да и ум, хоть и искусственный, но хоть такой, за отсутствием живого и настоящего: наработанного и выстраданного. Люди на планете знали, что такое страх. Они не боялись этого слова, ведь единый им ведомый страх был святым. Сейчас это сложно объяснить, но можно представить: - это похоже на страх обидеть очень любимого, страх потерять его доверие, его любовь, его поддержку. Этот святой страх давал людям расти, сдерживал их от необдуманных, некрасивых поступков и слов. Люди ценили в себе это чувство, не стыдились его. Особые даже взращивали. Но серость умело запудрило многим мозги: - «Что ты, тварь дрожащая…?». И многих задел этот лозунг, они заглотили эту наживку с вирусом, и вирус пошел в рост. Заразил таки часть человечества.Страх стал животным и порицаемым. А серость коварными манипуляциями стала управлять умами людей. Некоторые даже перестали быть людьми, превратившись в серость. Они засерали планету. Люди чувствовали опасность, но ум не позволял доверять чувствам. А обосновать невидимое, люди еще не умели. Зараженных на планете становилось все больше, они мимикрировали под любое общество и оттуда уходила радость. Вирусоносители тоже разные, некоторые полностью посерели и душа покинула их, в некоторых еще шла борьба, в некоторых вирус еще не проник глубоко. Только тело — лучший друг человека отказывается от чуждой ему сущности и борется с заразой, но погибает само. Зараженных сначала не отличить от нормальных людей: у них не растет горб, не течет слюна, даже волосы не выпадают, их поначалу можно отличить по смертельной серьезности. Вирус методично сначала подавляет, потом совсем убивает личность, оставляя только индивид — шкурку личности. Серости этого ему показалось мало. Ум задумал планетарное господство. Серость не только стремится к власти, но и постепенно ее захватывает — растаптывая и размалывая своими инструментами все то, что недоступно и неподвластно уму. Серость задалась целью захватить планету и насадить только свое серое и умное. А всех «несерых», то есть «неумных» вытравить или загнобить. А после очистить планету от любого цветного инакомыслия и когда душа поневоле покинет планету, превратить ее в стоячее болото — отличную питательную среду серости и ее приближенных.

Теги: жизнь

Андрюшка-боец

-Слушай,Андюха,а на кой фиг тебе такая труднопреодолимая круча? Пойди в нормальный ВУЗ,закончи его,и трудись себе на здоровье и благо! Нет же,Анрюшка боец,ему «просто так» скучно,попёр в самый престижный московский… Конечно же,он его не закончил. Всё просто,-учиться на отлично тяжело по причине банальной невозможности объять необъятное,а учиться посредственно Андрюха не в состоянии,-потому что…боец! -Слушай,Андрюш,а на кой фиг тебе такая красавица модельная в жёны? Жена-это же жена,а не почасовая представительская эскорт-услуга для престижа. Найди простую женщину,которая будет весело тащить сумки с продуктами с рынка,идя на пятнадцать шагов впереди тебя. Которая будет с ужином ждать тебя дома любого,-ведь мужчина всегда готов и может споткнуться в жизни. А жена-то красавица всегда обременена непомерными амбициями,и если ты споткнёшься,она тебя не поддержит,не простит,а,скорее,подтолкнёт,чтобы упал громче. Так нет-же,женился Андрюшка на красавице… Да-да,уже развёлся. Жель конечно,но кто ему доктор??? Сейчас Андрюшка в монастырь ушёл. Хочет быть монахом. Я уже ему ничего не говорю. Хотя понимаю,что путь монашеский-это путь посередине,между крайностями. А Андрюшка-то,боец,как ему посередине ходить? Не получится. Вот только беда,что когда он и оттуда сбежит,то уже приткнуться ему будет некуда. То есть,-вообще. Потому что он-боец по жизни…

Теги: интернет

Современное искусство



На фото скульптор Дэниел Эдвардс, работа называется «первая какашка Сури Круз». Сури Круз это дочь актеров Тома Круза и Кэти Холмс.

Теги: интернет

Печная труба

С точки зрения Печной Трубы, у всех ее кухонных домочадцев довольно-таки нелепые заботы. Кран с утра до вечера наполняет водой одни и те же ведра. Газовая Плита подогревает одни и те же кастрюли, чайники и сковородки, Топор, кроме дров, ничего не хочет рубить. И только Печная Труба стоит выше этих узких кухонных интересов: она снабжает дымом всю вселенную.

Теги: интернет

Урок рисования

Мариша сосредоточенно рисует. Перед ней, на столе белый альбомный лист. Воспитательница, Наталья Тимофеевна, наклонилась к Марише. - Какой красивый орнамент витиеватый у тебя получается, Мариша. - Это не орнамент. Это верёвка. - Да? А почему чёрного цвета, Мариш? И зачем такая толстая? - Толстая, чтобы не порвалась. Можно пеньковую, но лучше синтетику. Только такую, чтобы не тянулась. Чтобы прочная. А чёрная чтобы её видно было на листе. Он-то белый. И ещё потому, что цветных верёвок не бывает. - Ну ладно, молодец. А что ещё будет на твоём рисунке? Для чего верёвка? - Ещё будет мебель. - А верёвка у тебя, Мариша, для чего справа налево протянута? Мариша рисует на конце верёвки петлю. А Наталья Тимофеевна немного отвлеклась и выглянула в окно. Там проезжает пожарная машина с сиреной, и Наталье Тимофеевне интересно — куда она спешит. Мариша в окно на звук сирены не оборачивается. Ей не интересно. Она рисует. - Ой, Мариш, а зачем петля? Да ещё с таким узлом? - Это узел удавка. Такой, как у собак бойцовых. Чтобы если пёс рвётся с привязи, то петля его удушает. Не даёт сорваться. Наталья Тимофеевна тихонько вздыхает, так, чтобы не слышала Мариша. Хотя Марише, судя по всему, совершенно всё равно до воспитательницы. Наталья Тимофеевна ещё не проводила занятий по рисованию в этой группе. Работает она только вторую неделю, и ещё не успела познакомиться со всеми детьми. Устроиться воспитателем в этот детский дом ей помогла её тётка. И, несмотря на отсутствие профильного образования, Наталья Тимофеевна ведёт по нескольку занятий в день у разных групп. Группы небольшие, по три-четыре человека. Сформированы из детей примерно одного возраста. Рисование, аппликации, лепка — вот примерный перечень обязанностей Натальи Тимофеевны. Ну и конечно постоянное присутствие и присмотр за воспитанниками. Наталья Тимофеевна часто смотрит на них сердобольным взглядом и вспоминает себя в детстве. Конечно, ей их по-человечески жалко. Сироты. Всем обделённые. Детдом родительского участия никогда не заменит. Так и вырастут с покалеченными душами. Наталья Тимофеевна старается быть внимательной и, насколько возможно, заботливой. Доверие тётушки следует оправдать безупречной работой. Всё-таки она Наталью Тимофеевну по-родственному протолкнула на эту вакансию, несмотря на то, что были и более подходящие претенденты с опытом работы. А в детстве Наталья Тимофеевна, а тогда ещё просто Наташка, была толстой и безобразной девочкой. Её, как это часто бывает, с непосредственной детской жестокостью дразнили сверстники, но она ничего не могла с собой поделать. Позднее, в пору юности, Наташа проклинала родителей, решив, что её дородность является генным наследием. По крайней мере, так объясняла учительница биологии про наследственность. Впоследствии Наташа так и не избавилась от своей тучности, хотя и предпринимала отчаянные попытки. Диеты, изнуряющие ежедневные упражнения, и даже модные в одно время биодобавки в красивых, притягивающих взор баночках. Ничего не помогало. А может просто силы воли каждый раз не хватало. В общем, так сложилось, что замуж Наташка так и не вышла. И вся её интимная жизнь по итогу хранилась в тумбочке у изголовья кровати, требуя периодической подзарядки аккумуляторов. А теперь, уже состоявшейся в своём затянувшемся девичестве Наталье Тимофеевне, было почему-то легче с этими детьми, нежели со своими ровесниками. Особенно с ровесниками мужского пола. При мужчинах Наталья Тимофеевна до животного ужаса стеснялась своей абсолютной, как ей казалось, отталкивающей непривлекательности. А среди маленьких сироток её время от времени посещала крамольная мысль, что есть на свете люди несчастнее Натальи Тимофеевны. Она, конечно, стыдилась подобных мыслей, гнала их прочь. Но, как известно, мысли есть самое стойкое самовнушение. И завладев тобой раз, они так просто не сдадутся. - Мариша, молодец, правильно табурет нарисовала. Это называется 3D формат. Вот как у тебя как раз. Когда видны все ножки и рисунок пространственный, а не плоскостной. А почему он у тебя на боку лежит? Одиннадцатилетней Марише вроде как ещё рано было говорить про трёхмерные пространства в изобразительном искусстве, но то, как она обстоятельно отвечала, Наталью Тимофеевну удивляло. Не по годам внимательная и серьёзная девочка. Мариша тем временем пририсовала последнее. Чёрным фломастером. Из петли свешивался в одну сторону кружок. В другую продолговатое туловище с повисшими палочками-конечностями. И развернула листок вертикально. Табурет, как ему и положено остался стоять внизу. А петля, как ей и положено, свисала сверху. - Что это, Мариша? - с присвистом от неожиданности втянув воздух, спросила Наталья Тимофеевна. - Это папа. То есть "белка". Он алкоголик. И он повесился. Наталья Тимофеевна вмиг ослабшей рукой погладила Маришу по голове. Не нашла, что сказать, и повернулась к сидевшему за соседним столиком Егору. Маленький Егорка нарисовал по краям альбомного листа замкнутый четырёхугольный контур, оставив лист практически чистым. - Что это, Егорка? - спросила Наталья Тимофеевна. - Это страх. - Где? В рамочке ничего нет. - Он там. Он белый, и его не видно. - А рамочка зачем по краю листочка? - Чтоб он не выбрался.

Теги: интернет

?

Вырвали одинокий каменный столб,

С корнями вырвали, рядом с цветами

Посадили в грунт,

Поливали,

Удобряли,

Одобряли,

Принимали

И зачем…?

Предлагаю Вашему вниманию небольшой перечень слов Старославянских

БДЕТИ — бодрствовать, не спать; заботиться
БЕСЕДА – скамья, лавка
БЛЯДЬ — ложь, обман
БЛЯДОСЛОВИТЬ — лгать, обманывать
ВАЖНО – тяжело, тяжко
ВЕРСТАТИ — сравнивать, уравнивать
ВОНЯ – запах, аромат
ВЫТЬ — еда, время еды
ВЫХОД — жалование
ГЛУМ — шумное веселье, игра; насмешка, издевательство
ГОРЕ – вверх
ГРАНАТА — пушка
ЖИВОТ – жизнь, имущество; душа; домашний скот
ЖИР — богатство, изобилие
ИЗРАДЕЦ — изменник
ПРЕЛЕСТЬ — обман, заблуждение; обольщение; дьявольские козни
ПРОТИВЕНЬ — отпечаток, список; пошлина
РЯДИТИСЯ — сговариваться, устраиваться
РЯДОВИЧ — купец; торговец в торговых рядах
СЛУХ — доносчик; ухо
УВЕДЕТИ — узнать
СПЕКУЛАТОР — палач
СТЕРВО — труп; гибель
СТРАННЫЙ — странник; иностранный
СТРАСТЬ — страдание, бедствие, мучение, несчастье, порок
УБЛАЖАТИ – прославлять
УРОК — уговор, условие; наставление, указание; плата, подать, штраф
ХЫТРЕЦ — художник, творец
ХЫТРЫЙ — искусный, знающий, мудрый
ЦЕЛОВАТИ — приветствовать
ЧАЮ – ожидаю
ЯДЬ — еда, пища

Изредка, бывало изредка

Изредка, бывало изредка
Он выходил из себя, садился рядом
И наблюдал, наблюдал за собой
Это было изредка…

притча о воспитании.

Жил когда то человек. Хороший мужик был, правильный. И дети всего мира были его детьми. Он их искренне любил. Не просто любил всех, а любил каждого таким, каков он есть. И, когда пришло время уходить, он сказал им: «Будьте самими собой». Но он не мог сказать это непосредственно детям, а попросил их матерей передать его слова. Прощаясь, матери поплакали, конечно. А когда печаль расставания немного отпустила, они рассердились: «Вот же эгоист, даже уходя, ничего толкового сказать не мог». Матери обладали собственной мудростью, и действительно лучше знали, что нужно их детям. Поэтому, по дроге домой, каждая из них позволила себе немного дополнить прощальные слова отца. Мол, надо кушать кашу, вовремя ложиться спать, и, ни в коем случае, нельзя таскать Ваську за хвост. Так каждая мать и передала своим детям свой список. Но из-за этого, дети стали часто спорить, когда играли во дворе, и даже драться. Пришлось матерям собраться, что бы уладить противоречия. Споры были жаркие. Но, в конце концов, пришли к списку из десяти самых нужных, важных, жизненно необходимых заповедей. Конечно, под номером один в этом списке значились оригинальные слова отца, потому что матери не переставали любить его и уважать. И жизнь стала налаживаться. Дети стали меньше спорить и драться между собой. Но, когда ребёнок спрашивал у матери о том, что же значит первая заповедь, неизменно получал ответ: «Это значит – дети, слушайтесь маму».

Теги: интернет